cat-right

Что на самом деле происходит с бензином (интервью с Сапегиным)


Конференция с Сергеем Сапегиным, директором научно-технического центра «Психея», экспертом рынка нефтепродуктов. В ответах конференции Вы можете узнать все о ситуации на рынке нефтепродуктов и ценах на бензин.

Александр: Сергей, а какие прогнозы по ценам на пропан? На газ вводят какие-то акцизы? Или в любом случае продавцы подтянут цену газа к бензину, как это всегда было…

Сергей Сапегин: Да, действительно на пропан тоже будет введет акциз в размере 40 евро за тонну, который, конечно же будет заложен в экономику при его продаже, но опыт показывает, что цена на пропан составляет примерно половину стоимость А-95, так, когда цена на пропан поднимается выше, снижаются объемы его продаж. А когда ниже — рынок, конечно же, реагирует, заправляются больше, но доходы компаний снижаются.

Юра: Дайте Ваш прогноз, какова будет граничная стоимость бензина и дизельного топлива до мая месяца

Сергей Сапегин: Ответ на этот вопрос зависит от того, введут ли импортную пошлину на нефтепродукты. Это в значительной мере повлияет, так как изменится система ценообразования. Если введут импортную пошлину, цена увеличится примерно на 1,5 грн, а возможно в дальнейшем и более…

Ирина: Какова истинная причина повышения цен на бензин и другие нефтепродукты. До каких пределов может расти цена на бензина д/т и будет ли она повышаться сезонно например перед началом посевной.

Сергей Сапегин: Причин, как всегда много. Их можно условно разделить на внешние и внутренние. Главные — внешние. Ситуация на мировых рынках нефти и нефтепродуктов, внутренние — система налогообложения и приставления рынка по соотношению спроса и предложения. Последнее особенно важно, так как экономику ценообразования можно просчитать, а вот на наше представление о спросе и предложении влияет множество фактором. К главным из них можно отнести: действительное предложения и спрос на рынке, а также новости, высказывания, публикации, комментарии в СМИ, которые и приводят к искажению действительного спроса и предложения. Например, импортную пошлину еще не ввели, вопрос о ее введении только рассматривается, а отдельные СМИ уже дают новости о том, что ее введут через полтора месяца. Это психологически готовит потребителей к тому, что цена будет расти. Соответственно, если пошлину не введут и цена не будет расти, для нас это будет как благо. То есть, на рынке все больше становится экономики и все больше информационных манипуляций. Кстати, это одно из следствий нашей интеграции в мировой рынок и мировую систему ценообразования. Конечно же есть и сезонный фактор в ценообразовании. Зимой объемы потребления ниже, а по некоторым АЗС снижение объемов продаж может снижаться в несколько раз. Для того, чтобы скомпенсировать недополученную прибыль в периоды возобновления потребления, цена, как правило, поднимается. Это объективный рыночный процесс, которые характерен не только для Украины, а и для других рынков и товаров.

Сергей: Почему, в прошлый «взлёт» цены на нефть до 140 долларов, цена на бензин была до 8 грн. А теперь, при цене на нефть 95 долларов, цена на бензин свыше 8 грн.

Сергей Сапегин: Опять же причин несколько. Первая — в Украине выросли акцизы, и это объективная причина. Снизились объемы потребления. Как следствие, уменьшились доходы компаний, продающих нефтепродукты. Часть из них идет по пути сокращения издержек, но и есть такие, которые компенсируют снижение объемов продаж ценой. А главная причина — покупатель согласен с этой ценой, поскольку он такой же участник ценообразования, как и продавцы, значит он своими покупками пока соглашается с этой ценой.

Николай: Объясните доступным языком, как теперь будет рассчитываться транспортный сбор или ново введенный акциз на топливо? СКОЛЬКО ПЛАТИТЬ?

Сергей Сапегин: Первое — транспортный сбор отменили. Его включили в увеличенный акциз. Однако, следует заметить, что по нашим оценкам, увеличение акциза даст поступлений значительно больше, чем давал ТС, примерно в 2 — 2,5 раза.

Марикоша: Скажите, пожалуйста, как скажется на простых украинских водителях введение ввозной пошлины на импортные бензины? Мы и так заправляемся на последние, кровно заработанные, и не нормальным бензином, а бодягой, а что же будет потом?

Сергей Сапегин: Скажется негативно. Платить будем больше, а качество в целом по стране ухудшится. Следует понимать, что увеличение налогов ляжет не на плечи компаний, а конечных потребителей. То есть, налог будем платить мы с вами. Оценки показывают, что это не менее, чем 1,5 грн/литр. Введение импортной пошлины приведет к тому, что существенно сократится импорт. В результате, на рынке может остаться из продавцов только два украинских производителя. В такой ситуации ни о какой конкуренции не может идти и речи. Цена будет такая, о которой они договорятся с правительством. К сожалению, замена конкуренции договоренностями стала скорее правилом, чем исключением для нашей страны. С качеством ситуация не лучше. Качественное топливо, соответствующее европейским стандартам, сейчас завозится только импортерами. Так как импорт сократиться, то, естественно, сократиться и доля качественного топлива. Заявления собственников украинских заводов о том, что они готовы выпускать качественное топливо в необходимых для нашего рынка объемах, вызывает большое сомнение. Кстати, это, видимо, одна из причин, почему в СМИ появилось много публикаций о том, что наши НПЗ готовы полностью обеспечит потребителя топливом. Низкокачественным — да, но для выпуска высококачественного нужно дальнейшая модернизация. Вероятно, именно импортная пошлина рассматривается как способ увеличения доходов компаний, которые они смогут пустить на модернизацию. То есть, за модернизацию заводов будет платить украинский потребитель. Но даже при введении импортной пошлины нет гарантий, что будет произведена модернизация. Поскольку уже на протяжении многих лет мы слышим обещания, но качественного топлива наш потребитель так и не видит.

Семен: Почему государство не может вмешаться в беспорядок, связанный с ценообразованием на рынке нефтепродуктов? Вот прочитал на Автоцентре, что даже АМКУ не может «прижучить» трейдеров…

Сергей Сапегин: Дело не в АМКУ. Так как это правительственный орган, он выполняет волю правительства. Рыночная цена — это та, которую предлагает продавец, и с которой соглашается покупатель. То есть, на рынке сейчас та цена, с который мы соглашаемся. Снижать цену должна конкуренция. А вот с этим у нас очень большие проблемы. Последнее время все в большей мере становится недобросовестной. Это касается как и ценообразования, так и качества. Не секрет, что качество тоже влияет на ценообразование. Трудно ждать, что дешевое топливо будет качественнее дорогого. Впрочем, здесь возможны исключения. Например, на рынке мы наблюдаем демпинг отдельных сетей АЗС, цель которых убрать с рынка конкурентов. Радуясь сегодня дешевому топливу, не стоит забывать о том, что когда демпингующая компания станет монополистом, она с лихвой возвратит сегодняшние потери. К сожалению, этот вопрос не попадает в поле зрения конкурентного ведомства. Рынок укрупняется, так как мелкие компания с него уходят. В конечном итоге мы придем к отсутствию конкуренции на рынке и необходимости введения государственного регулирования цен. Как это было, например, в Советском Союзе или происходит сейчас в Молдавии, Казахстане и других странах…

Татьяна: Можно ли сравнить ситуацию на топливном рынке в 2010 и прогнозы на 2011? Какие грядут изменения?

Сергей Сапегин: О том, что цены будут расти, мы уже говорили. конкуренция на рынке будет возрастать, что приведет к уходу значительного количества мелких компаний. А следовательно, все больше монополизируется. Рынок станет более управляемым для правительства, а значит, конкуренции будет меньше, договоренностей между оставшимися участниками и правительством — больше. потребитель получит стабильные, но относительно высокие цены, причем их стабильность возведена в ранг высочайшего достижения на рынке. Я не исключаю, что с рынка могут уйти и крупные компании, даже с известными мировыми брендами. Мои прогнозы плохие, так как уход крупных инвесторов будет означать, что у нас что-то делается не так.

Ларча: Скажите, гарантирует ли повышение акциза и введение ввозной пошлины качество топлива, которые украинские автомобилисты заливают в баки своих машин?

Сергей Сапегин: Конечно же, нет. Государство должно контролировать качество продаваемых нефтепродуктов. Оно этого не делает. Более того, у нас в очередной раз продлено действие устаревших стандартов качества топлива. Поскольку компаниям дешевле в очередной раз пролоббировать их, чем модернизировать свои заводы и выпускать качественное топливо. Кроме того, контроль качества требует финансирования, которые из бюджета не выделялось ни в прошлом, ни в позапрошлом годах, ни ранее. Кроме того, оборудование лабораторий по контролю качества устаревшее и для системных проверок топлива на АЗС большинство лабораторий требует покупки нового оборудования. А средств для этого, опять же, нет.

Сергей: Как обстоят дела со славно известной компанией «Ливела»? Продолжит ли она свою деятельность? Или все-таки понесет наказание?

Сергей Сапегин: Возрождение предприятий с иностранными инвестициями, типа «Ливелы», или как их раньше метко называли «бизоны», по одноименному названию одной из аналогичных компаний, симптоматично. по оценкам АМК, бюджет не дополучил из-за ее деятельности, около 3 млрд. грн. То есть, я бы сказал, что правительство позволило этой компании нанести такой ущерб бюджету. На мой взгляд, предприятие «Ливела» не будет работать, однако сама схема ухода от налогов может сохраниться. Это, кстати, один из важнейших факторов, который разрушает конкуренцию на рынке и рынок с большой буквы. Для 2011 года это также характерно, так как кроме «Ливелы» у «Тайстры» есть еще много других дочерних компаний.

Игорь: Каким образом складывается цена на сжиженный газ — пропан-бутан? По сути своей он не должен зависеть от цен на нефть, но почему-то всегда тянется за ней вверх, как привязанный…

Сергей Сапегин: Это хороший вопрос. Сжиженный газ «привязан» не к цене на нефть, а к его ближайшему аналогу — бензину А-95. А вот последний, как раз, и зависит о мировой конъюнктуры.

Карина: Действительно ли введение пошлин на бензин защитит отечественные НПЗ? также, скажите — чего они так бояться, ведь они не производят качественного продукта? А теперь держава забирает у населения и более или менее нормальное топливо…

Сергей Сапегин: Замечательные вопросы, которые говорят о том, что люди разбираются не хуже нас, громко называющих себя экспертами. Действительно, НПЗ боятся конкуренции, так как не готовились к ней, не модернизировали производство, не повышали качество и встали перед угрозой того, что потребители именно в условиях кризиса хотят беречь свои автомобили и заправляться качественным топливом. Импортные пошлины дадут существенные преференции отечественным производителям по сравнению с импортерами. Я ратую за то, чтоб в Украине работали НПЗ, так как это рабочие места, это, как правило, градо- и бюджетообразующие предприятия, социальная инфраструктура, занятость населения, а значит, и стабильность в регионах. Кроме того, у Украины большой потенциал по переработке нефтяного сырья. Наша страна может быть экспортером нефтепродуктов, а это уже внешнеполитический имидж. Однако, сегодня потребителю нужны качественные нефтепродукты, введение импортных пошлин консервирует тепличные условия для наших заводов, а результате — еще работающие сегодня 2 из 6 заводов, завтра могут стать перед угрозой уже не декларируемой, а реальной остановки, из-за того, что их продукция не будет нужна никому и даже украинским потребителям. Поэтому, на мой взгляд, не нужно строить «инкубаторов» для наших заводов, другое дело, что им нужно создать благоприятные условия для усовершенствования. Например, отмену налогов на ввоз оборудования, другие меры, но под гарантии четкого выполнения плана модернизации, который непременно должен быть публичным. Общественность должна иметь возможность не только знать об этих планах, но и видеть ход их выполнения.

Ольга: Как сильно Украина подвержена влиянию мировых цен на нефть? Точнее, ПОЧЕМУ они для нас так важны?

Сергей Сапегин: Мы интегрированы в мировую экономику и мировой нефтяной рынок. Это объективный процесс. Объемы добычи украинской нефти обеспечивают лишь 5-ю часть наших потребностей, поэтому недостающую нефть и нефтепродукты поступают в Украину по мировым ценам.

Gochkis: Со всех сторон только и слышно: бензин некачественный, машины ломаются из-за плохого топлива и т.п. Если НПЗ и их партнеры не могут обеспечить АЗС высококачественным топливом, может быть, им ,собравшись вместе, стоило наехать на автопроизводителей, чтобы те перестали выпускать столь нежные, капризные двигатели?

Сергей Сапегин: Наезжать, собственно, необходимость уже нет. Дело в том, что автопроизводители и так поставляют в Украине автомобили с заниженными требованиями качества топлива. Это одна из составляющих, почему сегодня Украине нет смысла вводить повышенные стандарты качества топлива и отказываться от старых. Оказалось, что половина парка в Украине не требует топлива, отвечающего стандартам Евро-4 и Евро-5. Для того, чтоб решить проблему некачественного топлива, должна быть госпрограмма, предусматривающая не только выпуск и импорт качественных нефтепродуктов, контроль его качества на АЗС, но и стимулирующая автопроизводителей и импортеров завозить, а автомобилистов покупать, новые автомобили, требующие соответствующего качественно топлива. Такой программы нет. Велика доля автомобилей, которым использование качественного топлива может быть даже вредно, не говоря уже о кармане их владельцев. Кроме того, велик парк автомобилей, в которых качественное топливо не может использоваться в принципе. Это, в первую очередь, Министерство обороны, МЧС, строительные организации, часть аграриев. Как быть со всеми ними? Административным решением об отмене устаревших стандартов, тут не обойтись. Рынок должен быть готов использовать качественное топливо. Опять же возвращаемся к необходимости разработки госпрограммы.

Gosha: Как по вашему, могло бы государство влиять если не на стоимость бензина, то хотя бы на цену пропана для автомобилей? Ведь это топливо экологически чище, почему бы не поддержать его более широкое применение? Вот в Италии монтаж ГБО на автомобиль компенсируется государством.

Сергей Сапегин: Государство уже вмешивается в ценообразование. В результате чего рынок сильно лихорадит. Конкуренция подменяет универсальной формулой и коридором цен, в котором трейдеры должны торговать. Лучше бы оно стимулировало установку ГБО.

Игорь: В стране становится заметно меньше самостоятельных АЗС или таких, которые принадлежат мелким, локальным сетям. Как по вашему, это негативная тенденция?

Сергей Сапегин: Да, это негативная тенденция. К сожалению, характерная для всех мировых кризисов. Задача государства — сохранять конкуренцию на рынке, сохранять малый бизнес.

Геннадий: Скажите, а кто-нибудь вообще в стране просчитывает на будущее — при какой цене на бензин его реализация упадет радикально, или остановится экономика, или начнутся массовые волнения?

Сергей Сапегин: Я думаю, что таких оценок нет. Это действительно очень важно, так как опыт Египта показывает, не учет таких экономических оценок ведет к экономической и политической дестабилизации.

Внимательный читател: Абсолютно согласен с Вами, что у нас «что-то идёт не так». Какие сигналы должен подать рынок этому правительству, чтобы оно их заметило?

Сергей Сапегин: Рынок уже говорил, что что-то не так! Когда выступали таксисты, маршрутчики, ассоциации автомобилистов и автоклубы. Я считаю, что сегодня ситуация кардинально отличается от той, которая была 5 и тем более 10 лет назад. Все более значимая роль общественных организаций. И я думаю, что она и дальше будет расти при решении этих вопросов. Может быть тогда власть больше будет учитывать мнение общественности и экспертов в своих решениях.

Шура: Хотелось бы, чтобы уровень средних заработных плат в Украине пропорционально зависел от роста цена на нефтепродукты!

Сергей Сапегин: Согласен. Но мне кажется, что диспропорция будет только расти. На это есть ряд причин. Мировые спекулятивные цены на нефть будут и дальше провоцировать рост цен на нефтепродукты, а радикального изменения экономической ситуации в Украине к лучшему пока не видно.

Костя: Будут ли наши НПЗ делать нормальный бензин, если введут пошлину? Или они так и продолжат сдирать три шкуры за подкрашенную воду?

Сергей Сапегин: НПЗ выпускают бензин, соответствующий украинским стандартам. Он вполне приемлем для употребления в наших авто. «Чудесные» превращения происходят уже на пути от завода до пистолета АЗС. В крупных сетях, как правило, есть службы контроля качества нефтепродуктов, а вот отдельные низкорентабельные заправки, особенно те, которые сегодня поставлены на грань выживания, ищут резервы улучшения своей экономики в низкокачественном бензине. Хотя бывают и приятные исключения.

Петр: Любите ли вы советские авто? Особенно, Москвич-412 и ВАЗ-2121 «Нива». Интересно знать ваше мнение.

Сергей Сапегин: Очень люблю. Дело в том, что свою автомобильную практику я начал с Москвич-412. Я не большой мастер очень дальних поездок, но на этом Москвиче я съездил в Оренбург и обратно в одиночку.

Семенов Владимир: Когда введем (будем производить) ДТ по ДСТУ 4840:2007? Причины торможения?

Сергей Сапегин: Мне кажется, что перспективы крайне слабые. Ожидать, что в условие сокращения рынка и обострения конкуренции нефтяники отдадут часть своей доли на рынке производителям биотоплива, просто мала. Экологические преимущества, топливная независимость и другие положительные стороны такого топлива отходят на второй план. К сожалению, это характерно не только для Украины.

Роман: Как по вашему, на какой отметке остановятся цены на бензин в Украине в 2011 году?

Сергей Сапегин: К сожалению, правительство не использует экономическое прогнозирование цен на нефтепродукты в своей работе. Научные исследования и прогнозы подменяются ценовыми формулами, не требующими образования, выше средней школы. Мои неоднократные предложения на уровне Кабинета министров и отраслевого министерства использовать в управлении рынком прогнозные модели остались неуслышанными. Это очень огорчает. Замечу, что 2011 год характерен серьезным переделом украинского топливного рынка. При этом власть будет четко отслеживать ценообразование, не позволяя одним компаниям поднимать цены, и закрывая глаза на демпинг других. Эти действия приведут к тому, что цена на рынке будет находиться на самом нижнем возможном уровне, который будет формироваться, скажем, мировыми ценами. Если не введут импортную пошлину и при стабильной гривне, предположу, что цена А-95 будет находится на уровне 12 грн./литр. Если же введут импортную пошлину, (а могут увеличить еще и акцизы), то к этим 12-ти может добавиться 2 грн. и более. Следует понимать, что это, конечно, крайние оценки, и я, как потребитель, все же рассчитываю, что цены будет ниже. Кроме того, очень большой оптимизм в меня вселяет количество и характер сегодняшних вопросов, показывающих с одной стороны, обеспокоенность будущим нашей страны вообще и топливного рынка в частности, а также глубоким пониманием этого рынка. Это действительно очень приятно, так как в вопросах звучало значительная доля ответа. Значит, у нас есть будущее

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

1 2 3 4